ТИМАШЕВСК. Независимый информационно-развлекательный портал. - Взгляд Востока
ТИМАШЕВСК.РУ

Добро пожаловать на сайт города Тимашевск!

Герб г.Тимашевск
НАШ ТИМАШЕВСК
 
Главная
--------------------------------------
Новости Тимашевска
--------------------------------------
Предприятия Тимашевска
--------------------------------------
Разместить предприятие
--------------------------------------
Знакомства в Тимашевске
--------------------------------------
Статьи
--------------------------------------
Справочная информация
--------------------------------------
Контакты
--------------------------------------
Карта сайта


Последние новости


Интересные сайты:

Ремонт-Браво: элитный ремонт квартир в Краснодаре - www.remont-bravo.ru

 

Журнал Застройщик Крд

Реклама на сайте: admins@timashewsk.ru:

 
 
 
. Тимашевск - информационно-развлекательный сайт города.
Взгляд Востока
Рейтинг: / 3
ХудшаяЛучшая 

Категорично деля восточные традиции на плохие и очень плохие, как то – молчащая жен­щина в черном хиджабе, террористы-арабы и бесконечные войны, - что, по сути, мы знаем о них? И что знают они о нас? Иноверцы друг для друга, с испуганным любопытством вгляды­ваемся в чужую культуру, вслушиваемся в ино­язычный молебен – и не слышим, не видим, не понимаем, а потому, отторгая – не принимаем. Два разных, кардинально противоположных мира боятся друг друга, и бьются не на жизнь, а на смерть...

 

Image

 

Но и колокольный малиновый перезвон, и протяжная молитва муэдзина взывают лишь к одному – к любви, миру и радости бытия. Сто­ит лишь раскрыть глаза и попытаться услышать, увидеть и понять это!

Если вы первый раз попали на арабский Вос­ток, не пугайтесь. Сказки про гаремы, террор и исламизацию мира (которой при каждом удоб­ном случае запугивает Джордж Буш) остаются сказками. Реальная повседневная жизнь Сирии, Иордании, Ливана, Египта и других арабских стран ничего общего с этим не имеет. Чтобы по­нять ментальность арабов, мало читать про них страшные истории и смотреть телевизионные ужастики. Чтобы понять чужой мир, надо пог­рузиться в него. Полностью...

 

Долго-долго тянется время. Сладкий бархатный чай остывает в тонких изящных стаканчиках. Семь утра. Солнце едва просну­лось, а уже чувствуешь кожей приближение жары. Марево разливается по городу шлей­фом легчайшего тумана. Это знак – насту­пающий день будет неимоверно знойным. Впрочем, как и вчера, и неделю назад, и все месяцы лета плюс осень… Ни капли дождя.

 

Здесь, на Востоке, все дни как один – долгий медленный, тягучий, без начала и конца… Жара невыносима… вы растворяе­тесь в ней, расплываетесь, таете сладостью на языке солнца.

 

Бесконечная пустыня сменяется такими же бесконечно пустынными горами. И что за радость наблюдать этот тоскливый пей­заж на фоне нарастающего пекла? Как могут жить здесь люди? И улыбаться, так открыто и добродушно, словно живут они в райских кущах. Загадки востока на каждом шагу.

Одна из главных загадок, свое­го рода – философия востока - понятие «Букра»(«завтра»). Вот кто умеет «кормить завтраками» – так это арабы, олимпийские чемпионы по букре. «Когда-нибудь (когда не известно) ваш заказ будет выполнен, про­блема решена и т.д». Заинтересованному лицу не стоит нервничать, а проще говоря -психовать. Терпение, и еще раз терпение.

 

Букра касается всего. Это и бумажная волокита (взятка не поможет в скорости решения вопроса), и семейные отношения (когда же мы все-таки починим стиральную машину? купим пылесос? поедем в отпуск? и т.д. Ответ всегда один – букра-завтра). За­тягивание, оттягивание проблемы (вопроса) может длиться бесконечно, годами.

 

Пример из жизни. Ливан. Молодой чело­век идет фотографироваться (на паспорт) в фотоателье. «Завтра в 9 утра приходи, за­берешь заказ» - сказал серьезный пожилой фотограф. Как штык, в 8.50 заказчик стоял у дверей закрытого ателье. Погуляв часок и начав уже нервничать, а проще говоря – пси­ховать, парень, наконец, увидел неспешно шагающего фотографа, жующего пирожки.

 

«А, это ты, - разочарованно посмотрел фотограф (наверное, он ожидал, что за ночь яркий брюнет, превратится в длинноногую блондинку), - ну, приходи вечером, я не сде­лал еще. Нет! Лучше позвони завтра».

 

Букра в крови у арабов. Им не зачем то­ропиться самим и торопить жизнь. Ведь все уже давно предначертано.

 

Я привыкла к «букре», смотрю на нее сквозь пальцы. Но медицинская отсталость людей не перестает поражать. Здесь счита­ют лучшим лекарством для пищеварительной системы газировку «Севен-Ап». У вас болит желудок? Гастрит замучил, а может, изжога? Выпейте «Севен-Ап» – волшебный напиток. А живот разболелся – потому что спали при открытом балконе, вот и надуло…

 

В своих домах арабы вылизывают каж­дый сантиметр, но на улицах царят хаос и вечные свалки мусора.

 

Любовь к детям безумная. А их баловс­тво – еще безумней. Система воспитания от­сутствует напрочь. Арабские мамы не в кур­се, что такое дневной сон, гречка с молоком и творог на завтрак (вместо чипсов с шоко­ладом, которыми закармливают детвору с младенческого возраста). О, доктор Спок….

 

Для арабов сосуществовать одним кла­ном, жить всем вместе – абсолютно естес­твенно, для индивидуала европейца или русского – проблема. Здесь даже принято жениться друг на друге двоюродным брать­ям и сестрам. И, несмотря на генетические заболевания детей из-за таких браков, для востока это - обычное дело, а не исключение из правил. Родственные связи опутывают вас словно железные цепи. Родственники лезут и в жизнь и в душу со своими советами. Поп­робуй, откажи – обида будет смертельной. Вся многочисленная семья (включая десяток тетушек и дядюшек) может заявиться в ро­дильный дом через 10 минут после появле­ния ребенка на свет. И пощипывая новорож­денного за щечки, одновременно при этом жуя пирожки и запивая их «Севен-Апом», будут во весь свой гортанный голос спорить, как назвать ребенка.

 

И все-таки я люблю этот безумный-без­умный яркий мир.

 

Где мужчины обнимаются и целуют в щеку друг друга в знак приветствия, а не в связи с иной ориентацией, или идут по ули­це, взявшись за руки.

 

А как восточные люди разговаривают! Цокая языком, бесконечно жестикулируя и восклицая. Складывается ощущение, что они постоянно скандалят, и вот-вот начнется мордобой. Но такова темпераментная мане­ра общения. Кричать, а не шептать.

 

В арабском языке отсутствует местоиме­ние «вы». Здесь и стар и млад говорят друг другу «ты». Добавляя незаменимое «хабиби» («дорогой»).

 

-  Хабиби, как проехать на площадь? -кричит из окна прохожему, заплутавший во­дитель.

 

-  Хабиби, имей совесть, – торгуются на рынке разгоряченные покупатель с продав­цом.

 

- Ладно, дорогой, только для тебя, скину половину…

 

-  Щу, хабиби, - поприветствовал сидя­щую у дороги кошку молодой парень и по­шел дальше.

 

Здесь нет троллейбусов и трамваев. Практически у каждого жителя (не только у богатых) есть машина. А у кого нет, те могут воспользоваться услугами маршрутных ав­тобусов и такси. Здесь не принято «ловить» машину. Таксисты сами «зазывают» пассажи­ров, бесконечно давя на клаксон. И причем, чем больше вместится в малокалиберную развалюшку людей, тем лучше и радостнее становится на душе. У водителя, естествен­но: «Умоляю, мадам, сдвиньтесь еще немно­го, мы подвезем вон ту почтенную женщину. В ее возрасте ходить пешком тяжело»

 

«Йалла, йалла, проезжай», - воинственно машет рукой «почтенная женщина» на бес­прерывное гудение зазывалы-таксиста. Она медленно поднимается вверх по тротуару, а водитель также медленно едет рядом с ней по дороге (сторожа свою добычу), не обра­щая внимания на бешено сигналящие ма­шины, вынужденные «ползти» в хвосте, а не ехать по своим делам.

 

И когда трое пассажиров сзади и одна на переднем сидение облегченно вздыхают, т.к. включается скорость, и автомобиль срывает­ся с места, понимая, что жертва сорвалась с крючка, внезапно эта самая жертва переду­мывает и дергает дверцу такси.

 

-  «Умоляю, мадам, еще немножко, еще чуть-чуть», - утрамбовывает нас счастливый водитель…

 

...Мы ехали в Петру. Ночью.

 

-   Вообще-то, последняя маршрутка в Вади Мусса уходит в 2 часа дня, - «обрадо­вал», сидящий впереди иорданец по имени Алаа. Его спутница, миловидная женщина, сочувственно смотрела на мою грусть, сте­кающую одиночной слезой. Сочувственно, но все же с любопытством (как и все осталь­ные пассажиры автобуса Дамаск - Амман). Рассматривать славянское лицо – это хобби восточных людей. Складывалось впечатле­ние, что они пытаются пересчитать мои вес­нушки.

 

- А если такси?

 

- Очень дорого,- зацокал языком сосед.

 

- Пойду пешком.

 

- Что?!

 

Пассажир не понял шутки: от Аммана до Петры - 260 км!

 

- Ну, ладно, я сейчас позвоню другу, по­могу вам.

 

(Маньяк! И жена его маньячка. Опять оборачивается). А какие еще мысли могут прийти в голову человеку, взращенному в российском пространстве. Когда непроиз­вольно шугаешься ночных кустов (слава те Господи, не Чмкатило, всего лишь - куст), или уносишь ноги от пьяного бомжа, или пе­реступаешь через чье-то лежащее хладное тело… Нет такого на Востоке.

 

В основе жизни правоверного мусульма­нина – его вера, почитание родителей и за­кон гостеприимства. С младых ногтей детей учат (и дома и в школе) - за каждый свой поступок ты будешь отвечать перед Аллахом. Когда разговариваешь с арабскими детишка­ми (которые ничем в своих проказах не отли­чаются от других детей), просто поражаешь­ся, с какой серьезностью они рассуждают о своей вере. У многих я спрашивала, не слож­но ли им держать пост во время Рамадана. Ведь ребенку очень тяжело не пить и не есть целый день! «Бог постился, он смотрит на меня, я не имею права подвести его», - так ответила мне 9-летняя девочка.

 

Родители – главные после Аллаха люди. И это тоже не пустой звук. Когда видишь, как взрослый 40-летний сын целует руку свое­му отцу в знак приветствия и просит благо­словить – просто теряешься. Воспитанные в жестких рамках, в своих традициях, эти дети будут воспитывать свое потомство точно так же. Общество, для которого законы добра и милосердия – не пустой звук, не может вос­питывать и создавать маньяков. Страх кары небесной силен. Во время Рамадана люди жертвуют как можно больше вещей, денег в пользу бедных. Считают, что Аллах видит и эти поступки зачтутся.

 

Безусловно, существует много проблем в связи с «переиначиванием» ислама рели­гиозными фанатиками. Существует рели­гиозное ханжество, оправдание жестокого террора.

 

Но настоящие, обычные мусульмане, с которыми мне повезло встретиться, хотят жить в мире, растить детей и радоваться жизни, - никто из них не оправдывает войну и терроризм. Было видно, как тяжело людям говорить об этом. «Аллах не призывал идти и взрывать ни в чем не повинные семьи, жен­щин и детей. Мы такие же люди. Обычные. Почему, если мусульманин – значит, терро­рист…»

 

Мы ехали в автобусе полдня. Среди пас­сажиров были путешествующие студенты из Италии и Франции, был улыбчивый парень из Бразилии, который пересек практически весь Ближний Восток, были сирийцы и иор­данцы. Такой доброжелательной, уютно-до­машней атмосферы я не ощущала уже очень давно.

 

На остановках, в очереди за визами люди знакомились, с любопытством расспрашива­ли, о том кто куда едет, шутили на ломаном арабо-английском.

 

Почему вспомнилось вдруг, как возвра­щаясь с друзьями из Анапы, ко мне повер­нулся мужчина, и, показав пальцем на наше­го друга из Судана, произнес: « О, девчонки, вы с собой обезьяну захватили… а она гово­рить умеет?». Я что-то промямлила, что это такой же человек…Но мужчина продолжал «шутить». И никто из пассажиров не вклини­вался в нашу беседу.

 

Студент из Судана учился в России уже 4 года, и весь разговор понимал, конечно. В голове у меня вертелась только одна позор­ная мысль, чтоб он молчал и не возмущался. Тогда нам не пробьют головы, и мы живые доедем домой…

 

Почему такие мысли перестают посе­щать на Востоке. Ни в лагере палестинских беженцев, куда мы попали, сбившись с до­роги (где нас накормили, вызвали такси и завернули с собой в дорогу пирожков), ни в Ливане, где каждый второй человек пригла­шает зайти выпить кофе, ни в Сирии, ни в Иордании, мне не было страшно, что меня задушат-изнасилуют-расчленят и зароют в горах…

 

Автобус приехал в Амман в 9 вечера. Бе­лый город от наступающих сумерек менял свой цвет на серо-жемчужный. Алаа и его маму (это оказалась мама, а не жена!) встре­чал его брат с сынишкой. Иорданская семья бурно решала, как же нам помочь добрать­ся до Петры. Сначала братья стали ловить такси, но водители заломили такую цену, что ребята лишь поцокали языками, посадили нас в свою машину, и мы поехали в Петру. Я и муж, в машине с двумя мужчинами, ко­торых видели первый раз в своей жизни (ну, с Алаа хоть полдня были знакомы. А с его братом - полчаса…)

 

…Долгая бесконечная дорога. Ночная пустыня и луна, очертания темных гор. Дол­гий не стихающий разговор – о традициях арабов и русских, о религии и вере, о долге и чести.

 

- Скажи, а у вас в России так бы помог­ли? – спросил Алаа.

 

Я не знала, что ответить. Ну, как объяс­нить, что у нас тоже есть добрые люди, но вот чтобы так взять и повезти в ночь, на сво­ей машине, в такую даль абсолютно незнако­мых людей… Я не знала, что ответить.

 

- Почему вы нам помогаете?

 

- Как ты не понимаешь, - повернулся ко мне иорданец, - это мой долг. Вы первый раз в стране, ничего и никого здесь не знаете. А если с вами что-то случится? Я зашел на 5 минут домой, поцеловал жену и ребенка и поехал с братом. У нас такие традиции. Вы гости. Бог видит, что я делаю.

 

...Жизнерадостность, оптимизм, безум­ная позитивная энергетика – все дело в жар­ком солнце, которое не сползает с небоскло­на практически круглый год. В нем черпают свои силы арабы. Солнце течет по венам, высвечивает души, все на востоке пропитано солнечным светом. Под толстым слоем про­блем, в хаосе и противоречиях, под грязью и примитивностью находится огромная любовь к жизни.

 

«Вы счастливы?» Этот вопрос я задавала многим арабам. И каждый сразу без всяких глубокомысленных раздумий отвечал – «Льх-маделла. Келлю тамем». «Слава Богу, да. Все хорошо».

 

Я спрашивала о счастье продавца шаур-мы на автовокзале в Дамаске. Он улыбался во весь рот. «Конечно! У меня есть дети, се­мья, работа. Спасибо Аллаху». Я спрашивала бизнесменов и работяг, крестьян и домохо­зяек – все уверенно отвечали «да». И благо­дарили Аллаха, за то, что есть.

 

Такова формула счастья загадочного Востока. Радоваться тому, что имеешь. Как просто…

 

Даже в зимние месяцы на Востоке +20, здесь, кажется, не бывает серого неба и затянувшихся дождей. Бывает. Не часто, но случается. И что делают арабы, в дождливый пасмурный день? Радуются прохладе в пред­дверие пекла. Они как дети – радуются все­му, танцуют и поют. И ждут свое солнце.

 

Букра, иншалла (завтра, даст Бог) оно вновь появится на рассвете...

 

Ольга Аль Каттан

 
< Пред.   След. >
Знакомства в Тимашевске! ТОП 100 на сайте Timashewsk.Ru:



ТИМАШЕВСК. Независимый информационно-развлекательный портал. © 2017

Студия web-дизайна "ЛИДЕР", г. Тимашевск ©2007. Leaderstudio.Ru - Изготовление и продвижение сайтов